Интернет-приемная

Анонс событий:

Народный календарь

Вукола Телятник 19 февраля

Именинники: Вукола, Максим, Фотий, Мария, Марфа.

На Вуколу - начало весеннего отела коров. Растет солнечное время. Говорит хозяйка: "Пригрей, солнышко, и нашей коровушке бока!
Не опростай хлевка, поставь на ноги телка!"

Теплое сытное пойло корове не раз на день надобно принести. Посытнее накормить Буренку. Теленок к вымени тянется. В хлеву играет.

Отелившуюся корову, оягнившуюся овцу в хлевах окуривали чабрецом, чтобы молоко было чистым, а молодняк рос здоровым.По истечении двенадцати удоев после отела, когда пройдет молозиво совершают обряд "моление молока":

Старшая хозяйка (большуха) обкладывает горшок с молочной кашей сеном и ставит в чашку с овсом. Потом трижды поднимает чашку над головой со словами: "На сто бычков! На тысячу телушек!"

Затем снимают приволоку (пенку) и едят кашу. Сено и овес отдают телку и корове, а приволоку только теленочку.

Примечали: Животину водить - не разиня рот ходить.
Домашний теленок лучше заморской коровы

Увидел свет новый роман новгородского писателя Виктора СМИРНОВА «Золотой конь»

 

27 декабря 2010

Из аннотации к книге, вышедшей в издательстве «Вече»: «1375 год. Могучую Золотую Орду раздирают внутренние распри. Новгородские ушкуйники решили не упускать удобный случай и отправились большой ватагой вниз по Волге.

Продвижение ушкуйников было столь стремительным, что ордынцы не успели вовремя собрать войска, и «речные корсары» с наскока захватывают столицу Орды — Сарай-Берке — и уходят с богатейшей добычей. Вместе с ушкуйниками пропадает и знаменитая золотая статуя коня, по легенде, отлитая для Батыя русскими умельцами...».
Вот и вся доступная пока информация о романе. Однако пока свежеотпечатанный тираж ждёт своего читателя в Москве, корреспондент «НВ» сумела получить чистовой вариант рукописи, стать первой читательницей нового романа и не отказала себе в удовольствии обсудить прочитанное с Виктором Григорьевичем.
— Жанр исторического приключения для вас необычен, ведь это — первое произведение, в котором события разворачиваются сразу в двух эпохах. В далёком XIV веке орудуют грозные новгородские разбойники, а в XXI  наши современники, археологи-любители по крупицам раскручивают целую детективную историю.
— Проблема жанра рано или поздно встаёт перед любым пишущим человеком. Раньше как-то считалось, что жанр, как законная жена, должен быть только один. Раз он у тебя есть, то и следуй ему. Какое-то время я так и действовал. К примеру, роман «Третий ангел» был написан в классической традиции. Но время меняется, и сегодня многие писатели уходят от моножанровости. Двойной сюжет — один из распространённых литературных приёмов. Что он даёт? В этом конкретном случае я могу пройтись по двум областям знаний, лично для меня любопытным: с одной стороны — обрисовать историческую эпоху, с другой — обыграть детективное начало, связанное с любым поиском. Соединить в одно два эти «облака» так, чтобы что-то грянуло и искра проскочила, — это, мне кажется, интересная задача.
Опять же, что касается лично меня, то на каком-то этапе важным становится выдавить из себя по капле журналиста. Не зря сказано, что журналистикой можно достичь всего на свете, если ее вовремя бросить. Чем больше работаешь в одном жанре, тем больше появляется штампов, уходит образное мышление.
— По сравнению с тяжелым и основательным  «Третьим ангелом» последний роман выглядит куда более лёгким. Даже трагические события, которых в исторической части немало, воспринимаются как-то проще. Это жест доброй воли в сторону читателя, попытка сделать так, чтобы он «не грузился»?
— Ну, в общем, да. В какой-то степени это дань современным веяниям. У нынешнего человека и так проблемы, ему улыбнуться хочется. Мне же хотелось, развлекая, просвещать. В конце концов, я убеждаюсь, что главная задача — удержать внимание читателя, а это всё сложнее, потому что у него куча соблазнов. Пишущий должен пускаться на ухищрения.
— Мне-то кажется, что самое главное — даже не удержать, а усадить за чтение книги. А дальше, если она любопытная, дело техники. Взять те же два пласта повествования: когда заканчивается один, испытываешь лёгкое раздражение и нетерпение. Какая-то из историй, как правило, увлекает больше другой. А вас как автора что цепляло больше: прошлое или настоящее?
— По-своему интересно и то, и другое, задачи ведь разные. Современность меня, безусловно, интересует — я в ней живу. А с другой стороны, продраться через семь веков и попытаться оживить тех людей — разве это не интересно? Новгородские ушкуйники первыми развеяли сложившийся за столетия в сознании русских людей миф о непобедимости Золотой Орды. Если кучка новгородцев захватила столицу Орды, значит, ее можно бить. А через пять лет грянула Куликовская битва.
— Читала роман и понимала: в древнем Новегороде не люди, а богатыри! У них не просто характер, а железная воля. С кого писаны ваши герои?
— Все главные герои — Прокоп, Смолянин, архиепископ, посадник — вполне реальны. Последнего, кстати, действительно звали Юрий Иванович. Редкий случай: новгородцы четыре года подряд его выбирали на должность посадника, хороший был менеджер. В историческом романе не может быть речи о буйной фантазии: герой живёт в заданных обстоятельствах, как в театре.
— А легенда о Золотом коне царя Батыя чем подтверждена?
— Это не легенда, а реальная история, сохранились свидетельства фландрского монаха-миссионера Рубрука, который описывал всё, что своими глазами видел в Орде.  В источниках встречаются намёки на то, что  пропажа коня связана с набегом новгородских ушкуйников. Вообще, тема кладоискательства интересна еще и потому, что к ней существует двойное отношение. Профессиональные археологи терпеть не могут кладоискателей, и у них есть для этого основания. Но, с другой стороны, знаменитый Шлиман был любителем! Он за свои деньги создал экспедицию и всё же нашёл Трою. На Западе любительская археология не запрещена, она существуют в неких рамках. А у нас это — уголовная статья.
— Судя по героям книги, вы не на стороне официальной археологии?
— Мне нравятся люди, которым что-то интересно. Другое дело, что увлечение надо направить в цивилизованное русло. С энтузиастами надо работать, интерес к собственной истории надо поддерживать, а не бить людей по рукам.
— Можно сказать, что в вашей жизни завершился важный период. Целый год вы перепрыгивали из XIV в XXI век, жили то на ушкуе, то на борту яхты археологов-любителей. Книга вышла. Что испытываете сейчас?
— Самый верный признак того, что что-то получилось, — ощущение огромного отвращения к отработанной теме. Меня уже никакими силами не заставишь заниматься ушкуйниками. А если серьёзно, то сейчас я с удовольствием работаю над новой книгой, в которой все другое: и жанр, и эпоха.

Газета «Новгородские ведомости» за 25 декабря 2010 года

скрыть »«
Вкл.
Выкл.
Обычная
версия сайта