Интернет-приемная

Анонс событий:

Народный календарь

Рождество Богородицы. Оспожинки 21 сентября

День Богородичности Руси.

Бабы осень встречали у воды: "Богородица пречистая, избави от маеты, надсады от души отведи, мое житье-бытье освети!" Оспожинки - праздник урожая, который справляли иногда целую неделю. Обязательно приглашали молодых к тестю и теще, вместе со свекром и свекровью.

Примечали: Если погода хорошая в этот день, то и осень будет хорошая.

Донской казак в Боровичском крае

 

6 мая 2008

Мало кто из нас слышал о русском писателе и общественном деятеле начала 20-го века Иване Родионове, хотя судьба его связана с Боровичским краем.

Здесь он, казачий офицер, служил после выхода в отставку земским начальником, был женат на владелице усадьбы Устье госпоже Кованько и имел от неё троих детей. И, самое главное, на основе боровичских впечатлений написал в 1909 году свой самый известный роман "Наше преступление", получивший широкий отклик у современников.
После революции 1917-го имя Родионова было забыто на долгие десятилетия. Он эмигрировал, жил с семьёй сначала в Югославии, потом в Германии.
Интерес к его личности проснулся в перестроечные годы и оказался связанным с именем Михаила Шолохова. Во времена вседозволенности, низвержения с пьедесталов идеологических идолов, стала вдруг подвергаться сомнению подлинность авторства Шолохова в создании романа-эпопеи "Тихий Дон". Упорно ходили слухи о рукописи белого офицера, которой, якобы, воспользовался для написания своего романа будущий всемирно известный советский писатель. Автором загадочной рукописи назывался Иван Родионов…
Не вдаваясь во все перипетии этой незаконченной до сих пор истории, назовём имя человека, который так страстно ищет подтверждения авторства (или соавторства) Родионова в создании "Тихого Дона" - это Галина Стукалова. И поблагодарим киевскую журналистку за интересные факты из жизни Родионова, которые ей удалось найти в результате своего расследования. Так стало известно, что на "нашей" госпоже Кованько Родионов был женат вторым браком. Первой женой была московская художница Нина Владимировна Анзимова, чья семья состояла в родстве с президентом Петербургской академии наук, выдающимся географом Фёдором Петровичем Литке. Её отец - журналист и общественный деятель, издатель "Газеты - копейки". Этот брак длился недолго, однако в нём родились два сына. От второго брака - с Анной Алексеевной, урожденной Кованько - у Родионова было два сына и дочь, родившаяся перед самой революцией, в 1916 году. Анна Алексеевна тоже имела отличное образование, знала шесть языков, её семья принадлежала к петербургскому свету.
Судьба детей Родионова сложилась по-разному. Старший сын Ярослав стал журналистом, он погиб в Великую Отечественную войну. Второй сын - Владимир, прожил большую часть жизни за границей, был, как и мать, художником, а потом неожиданно для многих принял монашеский постриг, долгое время служил православным священником в швейцарском Цюрихе. Третий сын, уже от второго брака, Святослав, оставил нам подробную биографию своего отца. Инженер по образованию, он на старости лет служил дьяконом в Ново-Дивеевом монастыре под Нью-Йорком. Благодаря этой биографии, стало известно о четвёртом сыне Ивана Родионова, названном в честь епископа Гермогена, которого Родионов глубоко чтил, считал если не святым, то праведником. Закончив философский факультет Белградского университета, Гермоген в конце Второй мировой войны преподавал русский язык и историю в казачьей офицерской школе в Италии. В числе других "белых" был выдан союзниками в Льенце сталинскому режиму, и 10 лет отбывал срок в Сибири. После освобождения работал в Академии наук в Якутске, где и скончался от кровоизлияния в мозг, не достигнув пятидесятилетнего возраста.
Судьба каждого из сыновей Родионова достойна отдельного рассказа, но вернёмся к нашему герою, к "боровичскому периоду его жизни".
Иван Александрович ещё молод и полон сил, рядом с ним любимая женщина. Он занят новым для себя делом: вникает в обязанности земского начальника, наблюдает местные нравы, жизнь простого народа и провинциального "высшего" общества. Он впервые занят не военной службой, а хозяйственными делами.
"В отцовские руки имение Устье пришло в самом плачевном состоянии: заложенное и перезаложенное в Дворянском банке. Да и вообще 100 десятин в тех местах никаким богатством не были - пишет в своих воспоминаниях Святослав. - Но отец принялся за разработку недр: глина пошла на боровический гончарный завод, уголь - на железную ветку, соединявшую Боровичи с Николаевской Ж.Д., и дела развились так, что в Петербурге круглый год содержалась 14-комнатная квартира на Кирочной улице, в действительно хорошем районе города, хотя пользовались ею лишь в зимний период, большую часть года живя в имении. Сколько вольнонаёмных шахтёров работали у нас, не знаю, но военнопленных было 400 человек".
Но спокойная, размеренная жизнь продолжалась недолго. Началась 1-я мировая война, и казачий офицер уходит на фронт. Воюет на Юго-Западном фронте под командованием генерала Брусилова, проявляет чудеса храбрости.
Революция застала Родионова уже в чине полковника, имевшего ордена Святых Станислава, Анны, Владимира, все - за боевые заслуги. Временному правительству Иван Александрович присягать отказался и пополнил ряды сторонников Белого движения. Поддержал выступление генерала Корнилова, за что был арестован и заключён в тюрьму вместе с будущими вождями Белой добровольческой армии. Во время гражданской войны участвовал в 1-м Кубанском Ледяном походе белых добровольцев, о чем впоследствии написал книгу "Жертвы вечерние". Редактировал газету "Донской край", выпускавшуюся генералом Красновым. Одновременно издавал в Новочеркасске патриотическую газету "Часовой". В ноябре 1918 года он принял участие в проходившем в Ростове-на-Дону монархическом съезде и был избран членом центрального комитета, созданного в целях "дальнейшего содействия пропаганде монархических идей и восстановлению монархии в единой неделимой России".
В эмиграции Родионов выпустил ряд новых книг, наполненных размышлениями о трагической судьбе России. Умер Иван Александрович в 1940 году в Германии.
* * *
В судьбе казака Родионова отразилась судьба целого поколения русских офицеров, оказавшихся после Октябрьской революции в эмиграции, не нашедших себе места в новой России, да и не принявших её. Но один из его внуков - Ярослав, сын Гермогена, так рано умершего в холодном Якутске, живёт в Санкт-Петербурге. Он филолог.


Газета "Красная искра" г.Боровичи
скрыть »«
Вкл.
Выкл.
Обычная
версия сайта